По дороге в Нусию

alicante360_nucia

Мы с сыном едем  в Нусию. Узкая ухоженная асфальтовая дорога петляет по горному серпантину.  Все склоны вокруг в ярко-оранжевых  апельсиновых кустах с тяжелыми перезревшими плодами. Они падают на землю, никто их не собирает, некоторые выкатываются прямо на дорогу. Часть плантаций  обтянута мелкой сеткой. Там внутри  какие-то зеленые растения, плодов не видно.

Мы едем  в  пуэбло вблизи Нусии покупать цитрусовые. Маноло, мой знакомый фермер,  продает их очень дешево. Все у него свежее, прямо с плантации.

Сын приехал на несколько дней из Мадрида, учится в университете. Он не привык к горным  дорогам и немного нервничает. Ему  это показывать не хочется, и он на поворотах скорость не сбавляет. Меня прижимает то к дверце машины, то в другую сторону. Но я молчу. У сына  черные длинные смолистые патлы и уставший вид: полночи писал на компьютере музыку (новое старое увлечение).
Впереди показались два всадника, крепкие молодые мужики с загоревшими красными лицами, обросшими щетиной. Их обогнать трудно, навстречу сплошной поток машин. Они не спешат, спокойно переговариваются и изредка поглядывают на нас.
       — Это Пако и Рубэн, говорит сын. Они после работы напились молока и возвращаются к своим женам.
       — И как это ты догадался…
       — И еще они оба влюблены в  Сару. Но не признаются. А Сара любит Хуана. Хуан крутой…
       — Славка, а у нашей соседки собака тоже, кажется, Сара, потешная такая!
Оба смеемся…
Скоро всадники начали сворачивать на проселочную дорогу. Мы приблизились почти вплотную  и я с удивлением обнаружил, как высоко они сидят на лошадях.  Их сапоги оказались на уровне моих глаз. Здоровенные лошадиные крупы, не спеша ковыляя и подрагивая, проплыли в сторону  показавшейся в зеленых зарослях  финки.
К дому  Маноло я иду пешком вверх по узкой брусчатой до блеска утрамбованной дорожке. Сын  остался в машине. Ему не интересно и  лень подниматься.  Дом, одноэтажный и какой-то  расхристанный, утопает в зелени. Вокруг  разбросана домашняя утварь. В глубине стоят молодые парень и девушка. У девушки на руках щенок, а рядом крутится, виляя хвостом, его мама, большая и, кажется, очень породистая бело-рыжая собака с квадратной мордой.  Увидев меня, она бросается навстречу.  Я ее глажу, и она довольная  возвращается назад. Девушка, явно хозяйская дочка, высокая и красивая, улыбаясь, здоровается. Парень тоже здоровается.
      — Ящик привез? – кричит Маноло и  тащит доверху наполненный ящик с  апельсинами. Они пыльные,  с зелеными листочками.  – А где машина? Давай сюда! – кричит он сыну. Заезжай, не бойся.  Я напрягаюсь: дорога очень узкая. Славка  осторожно заруливает во двор.
       -Шестнадцать килограмм, говорит  Маноло и сам по хозяйски укладывает  ящик в багажник . Потом смотрит на сына:  – Худенький он у тебя !  –Вот, купи, всего по 3 евро:  выносит  две баночки, с медом и с пыльцой.  – Кушай по утрам. Будешь сильным и всех девушек переимеешь! — А это папе. Он бросает в багажник еще с килограмм лимонов. Для джина с тоником. Я с ним рассчитываюсь, тут же  прикидывая, что, как всегда, хитрый испанец пару евро прибавил.
       — Маноло, это все твое? – я оглядываюсь на огромный весь оранжевый от апельсиновых кустов склон.
       — И работа тоже моя. И руки. Видишь? Он показывает свои здоровенные коричнево-черные лапины.
Потом показывает сыну, как ему выехать обратно. Нужно проехать вплотную к дому и там развернуться.  Славка весь вспотел, пока выбрался. А я увидел там же у дома доверху нагруженный ящиками грузовой форд. Как же он сюда заезжает?!
 Мы едем обратно. Справа в полнеба высоченная скала. Она уже вся в огнях.
 Вечер.

Top of Page